Автор Тема: Сказки  (Прочитано 13589 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Алёнушка

  • Модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 5424
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
  • Skype: bezproz
  • Город: Иркутск
  • Детки: Юленька, 31.07.2000
  • Награды:
  • Настоящее имя: Алена
Re: Сказки
« Ответ #30 : 01 Апреля 2016, 12:07:25 »
САМАЯ ДОБРАЯ СКАЗКА

– Мир тебе, – ласково сказал Ангел, присаживаясь рядом с Котом на толстую ветку и стряхивая с неё снег.
– Привет, – Кот приоткрыл зелёный глаз, лениво оглядел Ангела и отвернулся.

Ангел спрятал под крыльями босые ноги и посмотрел вниз. Под ними лежал белый двор, полный смеха, визга, летающих снежков и скрипа шагов.
– Высоко ты забрался, – сказал Ангел, оценивая расстояние до земли. – Зато сюда даже Сашкин снежок не долетит.
Ангел понимающе кивнул и подобрал опущенные крылья. Помолчали.

– А ты что, за моей старушкой явился? – не поворачивая головы, спросил Кот.
Голос его был такой же ленивый, но Ангел сразу увидел, как сгустилась вокруг него боль и тревога.
– Нет, я ни за кем.
– А! – Облачко тревоги поредело. – Она каждый день говорит, что скоро Ангел её заберёт, - счёл нужным объяснить Кот. – Видно, другой прилетит…

Опять помолчали. Но, видимо, Кота всё же беспокоило присутствие Ангела, и он как можно равнодушнее спросил:
– А ты сюда зачем?
– Да так, отдохнуть присел. Парнишку одного в вашем городе от него же самого спасал. Ох, и трудная это работа! Теперь домой лечу.
– Так ты, это… и от болезни можешь?
– Смотря какая болезнь. Но многое могу. Хранитель я.
– Так чего же ты тут расселся?! – взревел вдруг Кот. – А ну пошли!
И он рыжим вихрем слетел на землю. Ангел тихо приземлился рядом.

Старушка была такая худенькая, что Ангел не сразу разглядел её среди белых подушек. Глаза старушки были закрыты, а грудь ходила ходуном, заполняя всю комнату хрипом, свистом и всхлипами. Ангел наклонился над нею, положил на грудь белые крылья и стал что-то шептать – ласково и тихо. Пока он так стоял, Кот подбросил в печку дров, подвинул на плиту остывший чайник и поставил большую кружку с молоком, сыпанув в неё какой-то травы – готовил питьё для хозяйки.
Когда Ангел разогнулся, дыхание старушки было ровным и тихим, впалые щёки порозовели.
– Пусть поспит, – сказал он Коту. – Ослабла она сильно.
Кот отвернулся и быстро вытер глаза.

Старушка спала, а Кот и Ангел пили чай, и Кот всё подливал в свой чай сливки, а Ангел улыбался, глядя на него.
– Я, наверное, останусь пока у вас, - сказал он, размешивая мёд, - Пока Михайловна не встанет.
– А ты откуда знаешь, что она Михайловна?
– Я же Ангел. Я и то знаю, что тебя Чарликом зовут.
– Значит, вроде познакомились, – хмыкнул Кот. – А тебя как величать?
– А у нас имён нет. Просто Ангел. Кот молча подвинул ему сливки и прихлебнул из кружки.

Тикали над столом ходики, трещали в печке дрова, за окном усиливался ветер.
– Вот ты спрашивал, зачем я высоко залез, – усмехнулся вдруг Кот. – Выходит, тебя ждал. – И задумчиво добавил, прислушиваясь к ветру: – Носки тебе связать надо. Что ж ты босиком-то по снегу?..

(с) Людмила Соснина
    

Оффлайн Алёнушка

  • Модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 5424
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
  • Skype: bezproz
  • Город: Иркутск
  • Детки: Юленька, 31.07.2000
  • Награды:
  • Настоящее имя: Алена
Re: Сказки
« Ответ #31 : 18 Апреля 2016, 16:16:34 »
Сказки для жизни: картина СЧАСТЬЕ

Давно ли это было или недавно – не знаю.

Говорят, что однажды жил на свете художник.

С самого раннего детства он чувствовал свое предназначение и верил, что рисовать – самое главное, что он должен делать в жизни.

Ему страстно хотелось передать в своих рисунках все многообразие мира.

Ему хотелось, чтобы люди, которые увидят его картины, смогли посмотреть на окружающий мир с другой стороны, увидеть то, что для них важно.

Он долго и прилежно учился. И год от года его картины становились все лучше и лучше. Он выписывал все детали и черточки, профессионально отражал свет и тени, очень ярко передавал малейшие оттенки чувств на лицах людей.

Но вот беда – картины его не продавались.

Художник не терял веры в свое предназначение и был уверен, что рано или поздно, так или иначе – его мечта сбудется. Он станет богат и знаменит.

А пока он перебивался с хлеба на воду, подрабатывал, чтобы прокормиться, и большую часть денег тратил на кисти и краски.

Проходило время, картины не продавались, и художник начал мало-помалу терять веру в себя.

И незаметно для себя оказался в нищете. Теперь он мог позволить себе только маленькую холодную комнатку в подвале. А чтобы купить хлеб и молоко, он изредка рисовал портреты прохожих на улицах, а его картины пылились по углам тесной каморки.

И разочарование художника становилось все сильнее и сильнее.

И однажды он задумался о том, а чего стоила его жизнь, какая в ней польза?
И не ошибся ли он, когда решил, что его предназначение в том, чтобы рисовать?
Ведь его картины оказались никому не нужны…

Отчаяние, безысходность, чувство бессмысленности стало настолько острым, что он решил убить себя. Выбрал эстетичный способ – выпить яд. Наметил день, когда был готов перейти черту смерти. Завершил все свои дела.

Наверное, никогда нельзя быть готовым к смерти на 100%.

Перед тем как выпить яд, художник решил в последний раз посмотреть на свои картины, попрощаться с ними. Ведь это все, что составляло смысл многих лет его жизни. В этих картинах воплотился его дар, его вдохновение. Его кусочек души.

Он расставлял картины одну за другой вдоль стен своей убогой комнатенки, пока тесные ряды не заняли почти все пространство.

И так, в окружении своих картин, он на мгновение замер. Он как будто заново увидел их.

На этих картинах он изображал человеческое страдание, боль, несчастье, страх – во всех их формах и проявлениях. Он вспомнил, как когда-то невообразимо давно решил, что важно предупредить людей о том, как бывает жесток мир, чтобы они могли избежать страданий. И с тех пор он неизменно следовал своему решению, рисуя лишь темную сторону мира.

Пока он смотрел на картины, он почувствовал гнетущее ощущение. Как будто все, на чем фокусировалось внимание, становилось частью его жизни. Да, собственно, так оно и было.

Художник сделал глоток из бокала с растворившимся ядом.

И тут его взгляд упал на маленькую картину времен юности. Она стояла в углу, покрытая пылью, без рамы. Он бережно протер ее, и ослепительное солнце улыбнулось ему с картины.

Это было много-много лет назад. Он вспомнил, как в детстве с бабушкой ходил в лес по грибы, вспомнил, как золотые лучи солнца падали сквозь листву, бликами играли на тропинке под ногами. Он как будто услышал треньканье любопытных синичек, вдохнул запах молодой травы и терпкий горький запах влажной от росы древесной коры…

Тогда, в детстве, он был по-настоящему счастлив.
Наверное, поэтому и картину свою назвал именно так, в одно слово – СЧАСТЬЕ.

И сейчас, готовясь проститься с жизнью, он прижимал к груди этот маленький холст, и слезы неудержимо струились у него по щекам.

Да, в его жизни было немало боли. И вся та темная сторона мира, которую он снова и снова рисовал, пришла в его дни.

Но бывали и мгновения счастья. Простого чистого счастья, когда он предвкушал новый рассвет, по-детски радовался чудесному миру вокруг, видел красоту во всем, что его окружало…

Снова и снова он переводил взгляд с отчаяния, боли и страданий на маленькую картину счастья.

И вдруг он ощутил себя внутри картины «Страдание».

Унылый серый пейзаж окружил его со всех сторон, безнадежность, беспросветность, отчаяние заполнили до краев. С удивлением и нарастающим страхом он сделал несколько шагов – и пространство открылось перед ним. Он действительно каким-то непостижимым образом оказался внутри своей собственной картины.

Вот только как ему сбежать отсюда?
Из жизни можно убежать в смерть, но что делать, если ты - внутри картины?!

Паника накрыла его жаркой волной. Он нервно оглядывался по сторонам, но выхода не было.

И вдруг на горизонте, далеко-далеко, он увидел маленькое золотое пятнышко. Оно резко контрастировало с общим пейзажем своей яркостью и какой-то теплотой.

Он побежал к нему навстречу, и пятнышко постепенно стало увеличиваться в размерах.

И художник понял, что это та самая его картина «Счастье», в которой солнечные блики падали на лесную тропинку и превращали все вокруг в сказку.

Он бежал и бежал ей навстречу, молясь, чтобы картина оказалась реальной. И здесь, в этой безысходности, он мог хотя бы просто смотреть на нее и – вспоминать.

Картина послушно приближалась к нему и в какой-то момент в ней открылась маленькая дверь. Художник шагнул в нее.

И – проснулся. Он лежал на полу своей убогой комнатенке, изо всех сил прижимая к себе солнечный лес...

Много ли мало времени прошло, спал он или грезил – неважно. В этот один краткий бесконечный миг он увидел свою жизнь по-другому.

Он так долго рисовал темную сторону мира, что почти совсем забыл о его светлой стороне. И этого мгновения было достаточно, чтобы мир стал снова цельным.

Прошли годы. Художник вдохновенно и много рисовал. Но теперь мир в его картинах представал чудесным, прекрасным и счастливым.

Он давно переехал в собственный дом, окруженный садом.

И о прошлой нищете вспоминал как о дурном сне. Его новые картины – про счастье – пользовались неизменным успехом и часто продавались еще до того, как он успевал их закончить…

А когда его спрашивали, что же такого произошло в тот переломный момент жизни, он улыбался и отвечал: «Я просто шагнул в счастье…».
    

 

© Copyright 2011-2019 koshka38.ru